Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

к2010

Свобода, нравственность и доблесть.

Навеяно http://masterdl.livejournal.com/4222839.html

Тотальная безграмотность в экономике, социологии и вообще в гуманитарных науках - тяжелое наследие СССР. Впрочем еще Николай I запрещал философию в Университетах ( Отсюда, наверное, интерес масс к ней. Массы потом учили философии в кружках народники и марксисты.)

"Незачѣмъ суверенитетъ государственный, когда нѣтъ суверенитета интеллектуальнаго. И если никто изъ элиты не читаетъ Горацiя въ оригиналѣ, вы будете продавать оружiе въ кредитъ папуасамъ и списывать имъ долги."
http://grnsta.livejournal.com/32826.html

Между тем вопрос о свободе - это ключевой вопрос философии, религии, любой культуры в целом. И вот так вот преподавать ? Другое дело что этот вопрос бессмысленно рассматривать сам по себе, вне рассмотрения отличий человека от животного. Но это ж какой удар по основам общества всеобщего потребления!

Перенесу пост из FB.

1) Но раз уж мы говорим
о Макиавелли, будем пользоваться его термином – virtu, или «доблесть», отличное определение которому дал Скиннер:
«Таким образом, virtu представлена как готовность поступать любым – добрым
или дурным – образом, как того требуют обстоятельства, чтобы достичь гражданской
славы и величия» [Скиннер, 2009, гл. 3]
2) Вот здесь-то и появляется столь широко разрекламированный «макиавеллизм». Доблесть человека Власти заключается не в том, чтобы «делать добро» и нравиться людям; его
задача – всемерно укреплять свое государство:
«…государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать
от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности» [Макиавелли, 2002, с. 101].
«Отступать от добра» в наше время звучит довольно мягко, но современники Макиавелли понимали этот эвфемизм вполне однозначно. Описывая убийства Ромулом своего
брата и своего соправителя, Макиавелли прямо-таки восхищается этим образцом доблести:
«Благоразумный основатель республики, помышляющий не о себе, а об общественном
благе, не о наследственной власти, но об отечестве, должен добиться безраздельного господства; и никогда мудрый человек не подвергнет его осуждению за те чрезвычайные меры,
к которым он прибегнет при заложении основ республики или монархии» [там же, с. 164]
3) В резонанс с рефлексией интеллегенции РИ по итогам
1917-... https://azbyka.ru/o-soprotivlenii-zlu-siloyu
4) Настоящее открытие Макиавелли, спрятанное от большинства глаз за его «Государем»,
заключается именно в этом: доблесть не даруется судьбой, а представляет собой особый
навык, который может быть сформирован как у отдельного человека, так и у большого
числа граждан. Те государства, устройство которых поддерживает формирование доблести,
будут могущественны и стабильны; ну а остальные, как итальянские города-государства времен Макиавелли, обречены терять земли и терпеть многочисленные перевороты.
Какие же способы предлагает Макиавелли для формирования доблести у граждан?
Напомним, что основное отличие доблести от морали заключается в том, что доблестные
решения принимаются исходя из интересов государства («общего блага», как часто пишет
Макиавелли), моральные же – из интересов отдельного лица. В силу этого ключевым моментом в формировании доблести становится сама возможность отдельного гражданина действовать в интересах государства, принимая участие в государственных делах. Обеспечить
такую возможность может лишь республика (res publica – «общее дело»):
5) Ну и Британская машина доблести. За нее британцы заплатили кровью. Потери в % сопоставимы с потерями РИ по итогам революции и гражданской войны.
Итак, кому же доверить управление государством, чтобы исключить использование
такого управления в личных целях? Сама постановка вопроса уже содержит ответ: разумеется, не личности, и даже не группировке. Левиафан, государственная машина, обеспечивающая мирное разрешение конфликтов, и должен представлять из себя машину501, работающую по строгим, одинаковым для всех правилам.
Только в этом случае ни одна из властных группировок не сможет использовать ее для
уничтожения всех остальных; только такая машина обеспечит реальный «гражданский мир»
и гарантирует право группировок на жизнь.
Читатель. Машина, говорите? Работающая как заведенная ради чужих, а не своих
интересов? Не слишком привлекательное занятие для главы государства!
Теоретик. Вильгельм III, уже захвативший к тому времени английский престол и обнаруживший некоторые его особенности, был с Вами полностью согласен:
«Он сказал мне однажды, – вспоминал епископ Бёнет об одном из своих разговоров
с принцем Оранжским, – что он понимает пользу республики, так же как и королевского
правления, и невозможно определить, какое лучшее; однако он уверен: худшее из всех правлений – такое, при котором король – без денег и безвласти» [Томсинов, 2010, с. 197].
6) цитирую из "Лестницы в небо" Хазина и Щеглова.
http://grnsta.livejournal.com/46960.html