grnsta (grnsta) wrote,
grnsta
grnsta

Category:

Все куплю сказало злато...



Все так и есть.
Григорьев великолепный экономист. Я у него в "Эпохе роста" нашел ответы на многие вопросы, которые мучили моей, одурманенный в молодости марксизмом, мозг.

Глава 9 по истории современной экономической системы вообще блеск.
http://worldcrisis.ru/crisis/2500400

Глава 10 является ключевой для анализа развития сегодняшнего мирового кризиса и поиска путей его преодоления.

Два типа денег: потребительские и финансовые.

Прежде чем мы начнем рассматривать экономические кризисы, я бы хотел вернуться к пятой лекции, в которой я рассматривал деньги и финансовый сектор. Сделал я это тогда достаточно поверхностно, впрочем, материал и так оказался большим и, возможно, трудным для понимания. Сейчас нам необходимо ввести новые понятия и посмотреть взаимосвязи между ними.

В ходе предыдущего изложения я сказал, что в мировой экономике существуют только одни настоящие деньги. Но тогда речь шла о валютах. Сейчас нам предстоит узнать, что на самом деле существуют деньги двух типов. С физической (валютной) стороны это одни и те же деньги: доллары, евро, рубли, юани. Но с экономической стороны это могут быть разные деньги. У них разные закономерности обращения, и если мы хотим понять сущность сложных экономических процессов, мы всегда должны уточнять, какие именно деньги мы имеем в виду.

Это надо объяснить, и начну я, пожалуй, с финансового сектора. Как мы помним из пятой лекции, финансовый сектор в целом работает по схеме:

Д — Т — Д'.


Купили какой-то товар, продали его с прибылью. Теперь уже полученные нами деньги Д’ встают на место Д, и цикл повторяется:

Д' — Т — Д''

и так далее.

Представим себе финансовый сектор как единый целостный субъект, который работает по описанной нами схеме. Получается, что он откуда-то извне постоянно забирает деньги, у какого-то другого субъекта. Поскольку первоначально речь шла о торговле, то понятно откуда: у потребителя, который покупает у купца товар, платит ему за этот товар Д, а сам товар потребляет. Обязательно потребляет, потому что если он решит перепродать этот товар кому-нибудь другому, кто готов заплатить еще дороже, то в данном случае он будет находиться внутри финансового сектора, а не вне него, и нам он не будет интересен.

Итак, можно сказать, что финансовый сектор постоянно забирает деньги у потребителей, или у потребительского сектора. Деньги, которые находятся у потребителей, будем называть потребительскими деньгами. А деньги, которыми распоряжается финансовый сектор, — деньгами финансового сектора или просто финансовыми деньгами. Таким образом, в экономике мы видим устойчивый переток потребительских денег в финансовые (рис. 37).

.............

А почему мы, потребители, разрешаем финансовому сектору отбирать у нас наши потребительские деньги? Если речь идет о купцах, то потому, что они дают нам возможность покупать товары дешевле, чем мы могли бы купить их самостоятельно. Купец где-то покупает дешевый товар, доставляет его туда, где может продать его с прибылью, но цена товара при этом будет ниже, чем она сложилась в месте доставки.

Раньше потребителю, чтобы удовлетворить свои реальные потребности, нужно было определенное количество денег. После того как появился более дешевый товар, те же потребности могут быть удовлетворены с помощью меньшего количества денег, в среднем находящихся в распоряжении потребителя. Вот эту разницу и забирает себе финансовый сектор, при этом и потребитель тоже часто выигрывает (и уж точно ничего не проигрывает, иначе он бы не участвовал в сделке).

Итак, я надеюсь, понятно, что я называю потребительскими деньгами? Я понимаю, что могут быть вопросы, но они разъяснятся, когда я буду более подробно описывать взаимодействие между выделенными мной секторами. Но прежде мне хотелось бы сделать одно замечание.

В основе морального осуждения финансового сектора лежат взгляды тех, кто в своей повседневной жизни имеет дело только с потребительскими деньгами.



......

Различие между потребительскими и финансовыми деньгами проявляется и на бытовом уровне. Только здесь оно еще менее осознанно и часто является источником заблуждений и, скажем мягко, неприязни как к отдельным представителям финансового сектора, так и к нему в целом. Речь идет о тех, кто представляет собой потребительский сектор и склонен рассматривать все деньги как потребительские, а это подавляющее большинство населения. Я уже говорил о проблеме морального осуждения финансового сектора и сейчас хочу вновь к ней вернуться. Для человека, для которого все деньги только потребительские — даже в том случае, если он хранит свои сбережения в банке и получает за это проценты, поскольку он все равно рано или поздно намерен использовать эти деньги для покупки потребительских товаров, — деятельность финансового сектора представляется поистине иррациональной.

Ну, казалось бы, ведь люди ежедневно оперируют гигантскими суммами денег. «Мне бы хотя бы малую толику этих денег, и у меня бы не было никаких проблем» — так думают многие: «А им все мало, и они все пытаются получить еще больше денег. В чем смысл?» Торговец на рынке, пересчитывающий в конце рабочего дня толстую пачку денег, составляющую его дневную выручку, представляется необычайно богатым человеком, которому почему-то нужно еще и еще. Хотя сам торговец может в этот же самый момент переживать, что с учетом всех издержек он оказался в убытке, и ломать голову над проблемой, что если он сегодня потратит какие-то деньги на то, чтобы покушать, то его бизнес вскоре рухнет.

Для представителя финансового сектора деньги — его рабочий инструмент, точно такой же, каким для ремесленника является помещение его мастерской и ее оборудование. Для него лишиться денег то же самое, что для ремесленника пережить пожар, в котором его мастерская с оборудованием сгорит дотла. Ремесленник, если бы вздумал продать свою мастерскую, мог бы единовременно получить на руки пачку денег такой же толщины, как и торговец

Но если бы он решил эти деньги проесть, он бы остался без средств к дальнейшему повседневному существованию.

Однако ремесленнику трудно представить себе такую ситуацию. Когда рынка помещений и оборудования нет (а это значит, что финансовый сектор слаб, раз он этот рынок еще не создал, — но кто же об этом думает), у него даже нет денежной оценки своего имущества и самой возможности выручить деньги. Когда рынок есть, то денежная оценка для ремесленника носит абстрактный характер и не воспринимается как аналог наличных финансовых денег — не каждый же день он продает и покупает оборудованные мастерские (если он это делает, то он часть финансового сектора).

Но это все, когда речь идет о ремесленниках или фермерах. А вот сегодня, когда большая часть людей работает по найму, их инструментом является их человеческий капитал, который монетизировать в принципе невозможно, хотя затраты на его приобретение в денежном выражении могут быть весьма значительными. В этом случае пропасть между двумя моделями участия в экономическом процессе является непреодолимой даже в воображении.

Бытовое представление о деньгах совпадает с экономическим, то есть выглядит даже как бы и научным. Но если специалисты в общем-то понимают однобокость такого подхода, хотя и не знают, что с этим делать, то в среде неспециалистов идеи о том, как организовать денежное хозяйство так, чтобы все деньги были потребительскими, находят горячий отклик. Собственно, этим объясняется широкая «низовая» популярность идей австрийской школы, которая единственная из всех твердо стоит на том, что все деньги должны быть потребительскими.

Само собой разумеется, что многие из тех, кто считает идеи австрийской школы привлекательными, слыхом не слыхивали ни о самой австрийской школе, ни о ее роли в создании современной ортодоксии и месте, которое она в ней занимает. Современный мир полон путаницы и парадоксов.

Динамика цен в экономике напрямую зависит только от количества потребительских денег.

Зачем нам понадобилось выделять сектора в экономике и делить деньги на типы? Ну хотя бы потому, что нам надо разобраться, как цены связаны с количеством денег, что такое инфляция и дефляция и почему они возникают.

Количественная теория денег говорит нам, что все деньги одни и те же и что цены товаров зависят от их общего количества в обращении. Мы с вами теперь можем понять, что инфляция (дефляция) потребительских цен зависит от количества только потребительских денег. Что же касается финансового сектора, то чем больше в его распоряжении находится денег и чем активнее он взаимодействует с потребительским, тем в большей степени в экономической системе будут проявляться дефляционные тенденции. Я здесь остаюсь в рамках заявленного ранее модельного представления о характере взаимодействия двух секторов — ниже мы увидим, что ситуация не так однозначна и есть другие формы взаимодействия.

http://worldcrisis.ru/crisis/2523924


Cравни:

То что марксисты обозначили как переход от формулы Т-Д-Т к формуле Д-Т-Д, собственно, и означает тотальный переход мира в сансарное бытие, а бездумный бег по сансарному кругу, как учил Будда, в итоге ни к чему иному кроме страдания не приведет.
Власть имущим глобалистам совершенно не нужны духовно продвинутые личности, так как они автоматически выпадают из колеса сансары и становятся не управляемыми, не манипулируемыми.
Власть имущие всячески будет с такими людьми бороться, это мы видим сейчас в Америке - очередная попытка раскрутки плебса - BLM.

https://grnsta.livejournal.com/72009.html
Tags: третья мировая
Subscribe

  • Н.В. Гоголь. Мертвые души.

    - Я готов, - сказал Чичиков. - От вас зависит только назначить время. Был бы грех с моей стороны, если бы для эдакого приятного общества да не…

  • В этот день 5 лет назад

    Этот пост был опубликован 5 лет назад!

  • Монады - фермионы и бозоны -2.

    Просто о сложном. Разговор с физиками о самых главных тайнах мироздания. После этого обсуждения я окончательно прихожу к выводу: Элементарные…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments