grnsta (grnsta) wrote,
grnsta
grnsta

Category:

Существо и вещество.

Энергия и информация.
Субъект и объект.
Существо и вещество.

Традиционно категории «объект» и «субъект» употребляют по отношению к двум классам явлений, которые различают по свойствам «пассивность-активность». Предполагается, что субъект – некое активное начало, направленное на объект, познающее объект, воздействующее на объект. Объект же – начало пассивное, испытывающее воздействие, познаваемое, преобразуемое и пр. [12]. Заметим попутно, что в русском языке близкими по смыслу к этим философским категориям словами являются, соответственно, «существо» и «вещество».
На первый взгляд разграничение по признаку «активность-пассивность» вполне приемлемо: подобные классы явлений действительно существуют. Живые существа, в том числе, люди – субъекты, а вещества окружающей среды (и среда в целом) – объекты. Но более пристальное рассмотрение некоторых реальных явлений может привести к затруднениям. Скажем, солнце – явно нечто активное. Но назвать его субъектом как-то язык не поворачивается. Равным образом, едва ли кто-то назовет субъектом какой-нибудь тайфун, даже если он носит женское имя (например, «Катрин»). Интуиция подсказывает нам, что самих по себе свойств «активность» - «пассивность» недостаточно, чтобы отличить объект от субъекта, что у них есть какие-то более важные фундаментальные свойства, которыми они различаются. Живое существо, несомненно, активно, но это другая активность по сравнению с активностью тайфуна. Может быть, активность не является изначальным, первичным качеством субъекта, что оно есть качество вторичное, лишь следствие более глубокого качества, которое вызывает активность субъекта? Но в таком случае, чем же вызвана активность? И каково же это более глубокое первичное качество, вызывающее ее?».
Осмысление этих вопросов, приводит к выводу, что активность и пассивность едва ли следует считать первичными качествами субъекта и объекта, соответственно. Намного вероятнее, что эти качества производные и обусловлены другими, действительно первичными качествами названных феноменов. Думается, для субъекта подобным качеством следует считать несамодостаточность (неспособность существовать без потребления окружающей среды), а для объекта – самодостаточность (способность существовать независимо от окружающей среды) [13]. Таким образом, активность субъекта есть следствие его несамодостаточности.
Вообще следует сказать, что у субъекта и объекта разные способы пребывания в мире, хотя и обозначаются эти способы одним словом «существование». Эти способы обусловлены свойствами структуры того и другого. Пользуясь корнями слов «существо» и «вещество» следовало бы говорить, что субъекты существуют, а объекты «веществуют».
Учитывая принципиальные онтологические различия между субъектом и объектом, можно сделать предварительный вывод, что общество является системой субъектного типа, его существование необходимо связано с затратой энергии и невозможно без потребления окружающей среды.
Именно поэтому необходимо понятие «деятельностное взаимодействие» для описания процессов происходящих в обществе. Ведь оно отражает процесс обмена энергией (и веществом) между личностями (вообще социальными субъектами, в том числе, социальными институтами) в процессе взаимодействия. Опять-таки, подчеркнем, что любое взаимодействие целостно. Понятия энергии и информации лишь абстракции по отношению к процессу взаимодействия. Но можно мысленно представить некие предельные ситуации, когда обмен информацией содержит исчезающе малую энергетическую и вещественную составляющую, а обмен веществом и энергией – исчезающе малую информационную величину. В первом случае целесообразно говорить о коммуникационном взаимодействии, во втором – о деятельностном.
Кроме того, с этими двумя объективными аспектами взаимодействия могут быть сопряжены субъективные цели участников взаимодействия. В одном случае целью взаимодействия становится передача сигнала, сообщения. Тогда даже величина затраченной энергии отступает на второй план, хотя чаще всего для передачи сообщения стараются тратить как можно меньше энергии. В другом – цель взаимодействия состоит во взаимном обмене энергией, результатом которого становится экономия трудовых и материальных затрат, т.е. в конечном счете, экономия той же энергии. На возможности сэкономить энергию при получении необходимых вещей, продуктов и пр. основано разделение труда. Участники взаимодействия обмениваются, если так можно выразиться, «энергетическими консервами» - результатами и продуктами деятельности. И тогда речь идет именно о деятельностном обмене. Информационное обеспечение обмена не исчезает, оно необходимо, но не оно определяет смысл взаимодействия.
Казалось бы, наш выбор ясен: деятельностное, а не коммуникационное взаимодействие следует класть в основу общества. Однако этот выбор затруднен чисто эмпирическим обстоятельством: ведь мы являемся участниками и свидетелями все большего и большего значения информации в нашей жизни. Появление средств массовой коммуникации (радио и телевидения) и компьютера радикально изменили ее. Изменения в сфере коммуникаций меняют и перестраивают все привычные формы деятельности. Процессы обмена энергией и веществом в обществе все больше и больше зависят от обмена коммуникациями. Возникает ситуация, которая чем-то напоминает ту, что возникла в природе с появлением головного мозга. Изначально вспомогательное средство для обеспечения обмена веществом и энергией между субъектом и средой превратилось в цель этого обмена. Как утверждают медики, в ситуации голода организм начинает есть самого себя. Сначала в ход идут жировые отложения, затем начинает потребляться мышечная ткань. При этом питание мозга обеспечивается до самой последней возможности. Наконец, мозг начинает потреблять самого себя. И именно тогда дистрофия становится неизлечимой.
Иначе говоря, мы, возможно, являемся свидетелями трансформации вспомогательной связи в основную. Не исключено поэтому, что в более отдаленной перспективе людям придется рассматривать коммуникацию как основный вид социального взаимодействия. Правда, при признании коммуникационного взаимодействия основным возникают не слишком приятные представления психологического или социального плана. «Оперативно закрытой и самоописывающейся системой», бесконечно производящей все новые и новые коммуникации является сознание любого сумасшедшего, не поддающегося лечению, поскольку на свойстве бесконечно творить коммуникации из коммуникаций и возможно явление сумасшествия. На этом же свойстве возникает и такое социальное явление, как «паразитическая бюрократия», когда административный аппарат начинает бесконечно гонять пустую информацию, не решая конкретные дела.

************************************
Отличный, взвешенный взгляд умного и глубоко-образованного человека.
Добавлю только по этому тезису:
" мы, возможно, являемся свидетелями трансформации вспомогательной связи в основную. Не исключено поэтому, что в более отдаленной перспективе людям придется рассматривать коммуникацию как основный вид социального взаимодействия."

1) Коммуникации становятся исключительно быстрыми и дешевыми.
2) Интернет является не только инфраструктурой для коммуникация, но и бездонным хранилищем информации.
3) Человек коммуницирует не только с другим человеком, но и с этим бездонным хранилищем.
Достаточно просто "погуглить" и критически обработать полученную информацию. С библиотеками и книгами это было мало похоже на коммуникацию, с появлением голосовых ботов картину стала явной.
4) Благодаря скорости и простоте коммуникаций вероятность создание мощных, творческих групп радикально возрастает. Появляются совершенно фантастические формы взаимодействия людей.

и т.д.

http://www.intelros.ru/readroom/credo_new/-2-2010/6313-ponyatie-obshhestvo-problema-sushhestvennosti-soderzhaniya.html
Tags: социум
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments