grnsta (grnsta) wrote,
grnsta
grnsta

Category:

Генезис государства-3.

Л.Е. Гринин
РАННИЕ ГОСУДАРСТВА
И ИХ АНАЛОГИ В ПОЛИТОГЕНЕЗЕ:
ТИПОЛОГИИ И СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ
АНАЛИЗ

Раннее государство — это категория, с помощью которой обозначается особая форма политической организации достаточно крупного и сложного аграрно-ремесленного общества (группы обществ, территорий), определяющая его внешнюю политику и частично социальный и общественный порядок; эта политическая форма в то же время есть отделенная от населения организация власти:

а) обладающая верховностью и суверенностью (или хотя бы автономностью);
б) способная принуждать к выполнению своих требований; менять важные отношения и вводить новые нормы, а также перераспределять ресурсы;
в) построенная (в основном или в большей части) не на принципе родства.

Под аналогом раннего государства понимается категория, с помощью которой обозначаются различные формы сложных негосударственных обществ, сопоставимых с ранним государством (но обычно не выше уровня типичного раннего государства) по размерам, социокультурной и/или
политической сложности, уровню функциональной дифференциации
и масштабам стоящих перед обществом задач, однако не имеющих хотя бы одного из перечисленных в дефиниции раннего государства признаков.

Под политогенезом понимается: а) процесс выделения в обществе политической стороны и формирования политической системы как самостоятельных и частично автономных структур; б) процесс появления особых властных форм организации общества, что связано с концентрацией власти
и политической деятельности (как внутренней, так и внешней) в руках определенных групп или слоев. Государствогенез является только частью процесса политогенеза.

Отличия сложных обществ от обществ догосударственной фазы


1. Численность населения: сложные общества превосходят простые на порядок; нередко (но не всегда) то же относится и к размерам контролируемой политиями территории.
2. Объем относительно избыточного продукта возрастает на порядок, что дает материальную основу для развития стратификации, редистрибуции и организации надобщинных дел.
3. Уровень сложности общественной организации: в том числе происходит увеличение уровней сложности организации и управления обществом.
4. Усложнение и рост значения отношений и институтов, связанных с регулированием социально политической жизни:
а) деление общества на два или более слоя, различающихся по (формальным и/или неформальным) правам, обязанностям и функциям;
б) изменение взаимоотношений элиты и населения (в плане роста неэквивалентности обмена «услугами») или кардинальный рост функциональной дифференциации;
в) существенное изменение традиций и институтов, связанных с регулированием социально-политической жизни;
г) появление идеологии, оправдывающей и легитимизирующей социально-политические изменения в обществе .

Хотя ряд исследователей (например: [Claessen 1978: 586– 588]) высказывается в том смысле, что вышеуказанные параметры сложности отличают именно ранние государства (и только их) от догосударственных обществ, очевидно, что в качестве эксклюзивных признаков, по которым раннее го-
сударство отличается от типично догосударственных форм политий, они не годятся, поскольку в равной степени принадлежат как ранним государствам, так и сложным, но негосударственным обществам — аналогам ранних государств.

Это доказывается также и тем, что не только аналоги государства могли становиться государствами, но и — хотя и в более редких случаях — наоборот: ранние государства превращались в аналоги.

Предварительно укажем, что раннее государство отличается от других (стадиально ему равных) форм главным образом не размерами, уровнем сложности организации
и решаемых задач, а совокупными особенностями политического устройства и управления
, что проявляется в:
1) росте значения верховной власти;
2) большей ее способности перестраивать традиционную структуру общества;
3) появлении или закреплении новых способов управления обществом (включая новые методы подбора управленческих кадров);
4) большей формализации политических и управленческих решений, включая возможность делегирования власти.

******* резюмирую:

Наличие гос. аппарата качественно изменяло реактивность общества.
Традиции аналогичны медленной химической подсистеме биологического организма, гос. аппарат аналогичен быстрой нервной подсистеме.

(Конечно, при условии что этот аппарат "насилия" встроен в общество, а не паразитирует на нем.)

Естественно, соседние политии становились неконкурентноспособными с такой политией, обладающей гос. аппаратом. ( При условии что их ресурсы сопоставимы)

*******


Нами выделены следующие типы аналогов.
1. Некоторые сложные самоуправляющиеся общины и территории, конфедерации общин или территорий.
2. Некоторые большие варварские («племенные») союзы с достаточно сильной властью верховного вождя («короля», хана и т.п.).
3. Большие этнополитические («племенные») союзы и конфедерации, в которых королевская власть отсутствовала.
4. Очень крупные, сильные в военном отношении государствоподобные объединения кочевников, внешне напоминавшие крупные государства.
5. Крупные и очень крупные сложные вождества.
6. Крупные и развитые политии, структуру которых сложно точно описать вследствие недостатка данных, однако,судя по тому, что известно, они не подходят ни под понятие «догосударственные образования», ни под определение государства.
7. Иные, специфические, формы аналогов (также следует иметь в виду, что многие исчезнувшие формы аналогов остались для нас неизвестными).

Тем не менее важно указать, что, по нашему мнению, интервалом для численности населения, необходимого для образования и функционирования мельчайших государств, возникаю-
щих лишь в особых условиях, можно считать 5–15 тыс. человек. Более благоприятный интервал численности в 15–50 тыс. характерен для мелких (малых) государств. Еще более благоприятной для этого процесса будет численность в 50–100 тыс.
человек (среднее государство).

Существует предел, за которым аналог становится нестабильным. Таким образом, можно говорить о критической массе населения, за которой эволюционные преимущества раннего государства становятся очевиднее. По обоснованному мнению некоторых исследователей, крупные вождества,
как правило, становятся нестабильными уже в интервале от 30 тыс. до 50 тыс. человек населения
(см. об этом: [Feinman 1998: 97]). За этим рубежом, соответствующим границе между мелким и средним ранним государством, начинается их распад или трансформация в государство.
Некоторые аналоги, однако, заметно перерастают указанный уровень. Но в любом случае предельным критическим размером для аналога раннего государства можно считать население в несколько сот тысяч человек, превышение численности которого ведет либо к развалу политии, либо к ее трансформации в государство. Поэтому даже аналоги среднекрупного государства очень редки. Из вышеприведенных
примеров это только некоторые объединения кочевников (например, хунну во II в. до н. э.), население которых, даже по самым оптимистическим подсчетам, никогда не превышало 1,5 млн человек [Крадин 2001а: 79; 2001б: 127]. Следовательно, такие аналоги соответствуют только меньшим из
группы среднекрупных государств. Устойчивых же аналогов крупного раннего государства, мы думаем, просто не могло быть.
Tags: нация, структурализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments